Межнациональные отношения в УрФО обозначили «Русским маршем»

Версия для печати

По мнению социологов, марш вытеснил День народного единства

4 ноября Россия встретила не только Днем народного единства, но и уже традиционными, повсеместными «Русскими маршами». В целом по УрФО «маршировать», только по официальным данным, вышли около двух тысяч человек, недовольных процветающим, особенно в северных регионах, «этнобандитизмом и миграционной политикой». Данные соцопросов показывают, что День народного единства у половины россиян уже прочно ассоциируется именно с националистическими шествиями, а политологи усматривают в этих выступлениях признаки слабости представителей власти и очевидного тупика в проведении национальной и межнациональной политики. Ряд экспертов говорят о том, что это «объяснимая рефлексия этнических русских», и приводят факты системного заселения территорий, и прежде всего, нефте- и газоносных регионов УрФО, радикальными исламистами.

«Русскими маршами» 4 ноября отметились три региона УрФО – Свердловская и Челябинская области, а также Югра. В ЯНАО табуированная тема национализма и межэтнических конфликтов не нашла выхода, в Тюмени «Русский марш» не состоялся.

В Свердловской области марши заявлялись в Екатеринбурге, Асбесте и Нижнем Тагиле. В столице региона «националистам» пришлось разделиться по убеждениям. В итоге «традиционный» «Русский марш» на Уралмаше собрал, по данным областного ГУ МВД, 500 человек, по неофициальным данным – порядка 1–2 тыс. человек. Еще одна акция, организованная общественным движением «Общее дело» под неожиданным для движения лозунгом «За свободу русского предпринимательства» собрала менее 50 человек. Обошлось практически без эксцессов – по данным пресс-службы областного главка, было задержано два человека за участие в массовом мероприятии в состоянии алкогольного опьянения.

«Русский марш» в Екатеринбурге

Челябинск оказался более богат на задержания. Как рассказали «Правде УРФО» в городском УВД, во время акции полиция задержала 15 человек, в отношении 5 были составлены административные протоколы за нарушения правил проведения митинга, а также неповиновение сотруднику полиции. Точное число участников марша в полиции назвать не смогли, по неофициальным данным «Русский марш» в беспрецедентных условиях безопасности – металлический забор на Алом Поле и личный досмотр участников – посетили 300–400 человек.

Сургут и Нижневартовск провели собственные митинги. По словам пресс-секретаря УМВД ХМАО Тамары Муравченко, в каждом приняли участие 100–120 человек – серьезная статистика для относительно малонаселенных северных городов. Нарушений замечено не было – «Русские марши» охраняли порядка 50 сотрудников полиции. Как рассказал «Правде УРФО» один из участников митинга в Сургуте, «кричали националистические лозунги, говорили о проблемах миграции и коррупции, обсуждали этнобандитизм, который процветает в городах, и случай в Вартовске, где ментов порезали».

Нижневартовск действительно накануне дал тему для обсуждения – в одном из кафе произошла драка между посетителями и администратором заведения, за которого вступились «находившиеся в свободное от работы время в этом же учреждении сотрудники полиции». Пресс-служба окружного главка сообщила, что двум полицейским были нанесены ножевые ранения. Местные СМИ придали национальную окраску инциденту: зачинщиками драки оказались уроженцы Кавказа.

«Русский марш» в Сургуте

Политологи подчеркивают отсутствие массовости при организации «Русских маршей», однако, по мнению федерального эксперта Дмитрия Орешкина, выступления националистов свидетельствуют о слабости политики федерального центра: инициированный властью праздник единства так и не обрел собственной идеологии.

«Я бы не стал впадать в истерику по поводу «Русских маршей», на мой взгляд, это одно из нормальных проявлений общей неудовлетворенности граждан политическим бытом современной России, это нормальная реакция на ненормальную ситуацию в стране, однако далеко не массовая. При этом «Русские марши» – это знак того, что политика федерального центра пришла в тупик, причем тупик бесконечный. Произошло прямое и при этом предсказуемое извращение посыла: День народного единства превратился в призывы одной части народа «выдавить» другую. На лицо провал государственного механизма защиты равенства прав граждан. Государство сформировало идеологию вражды, в рамках которой принцип индивидуальной ответственности подменяется принципом коллективной ответственности», – рассказал «Правде УРФО» Дмитрий Орешкин.

По данным «Левада-центра», в сознании большинства россиян 4 ноября все больше ассоциируется именно с «Русскими маршами». Еще два года назад 45% осуждали выступления националистов и 28% – поддерживали, сегодня цифры обратные: 40% россиян одобряют и только 25% – осуждают эти действия. Резко уменьшилось число тех, кто называет «Русские марши» фашизмом.

Политолог Станислав Белковский на одном из интернет-ресурсов называет «заинтересованные» стороны «Русского марша», в числе которых сами национальные диаспоры. По словам федерального аналитика, «нынешний «Русский марш» проходит в условиях националистического подъема, который связан не только с нарастанием запроса на национализм в обществе, но и с событиями в Бирюлево, с нагнетанием истории с введением виз, с темой нелегальных мигрантов».

«Нельзя забывать, что «Русский марш» всегда использовался властью как жупел, чтобы предъявить его и прогрессивной российской общественности, и всему миру в качестве доказательства того, что, может быть, сегодняшняя власть в РФ и плоха, но альтернативой ей является звериный оскал русского национализма. И значительная часть организаторов «Русского марша» отдает себе отчет в той роли, которую она играет. С одной стороны, администрация президента через органы внутренних дел участвует в организации «Русского марша», с другой стороны, Рамзан Кадыров, будучи дальновидным политиком, прекрасно понимает: предотвратить эксцессы насильственного характера в самых разных городах и регионах страны можно, в известной степени контролируя лидеров националистического протеста. И эту работу он методично проводит уже много лет подряд», – считает политолог.

На фоне националистических лозунгов в ряде регионов УрФО тема межэтнических конфликтов и передела сфер влияния между различными национальными группировками старательно замалчивается, а этноинциденты именуются «бытовыми». В окружном главке ЯНАО не могут назвать статистику межэтнических конфликтов, объясняя это и без того активным муссированием темы в СМИ.

«Конечно, такие конфликты есть, но эта информация слишком муссируется, мы не хотим, чтобы тема межэтнических конфликтов упоминалась, СМИ передергивают цифры и информацию», – подтвердил «замалчивание темы» собеседник «Правды УРФО» в УМВД ЯНАО.

В соседней Югре и, в частности, богатом на национальные разногласия Сургуте, «в последнее время тихо». По словам руководителя общественной организации «Национально-культурное общество езидов» Сургута Гочи Рашоева, в последнее время в округе «тихо», и крупных конфликтов не происходит, однако «в постоянно неспокойной обстановке полиция», как правило, старается «замолчать» небольшие «потасовки».

«Если конфликт окружного масштаба, если это убийство, то его уже не замолчишь, полиция реагирует, а мелкие – кто-то с кем-то подрался – решают сами в своем кругу, полиция старается не вмешиваться», – отмечает Гоча Рашоев.

Однако всплески националистических выступлений и межэтнические конфликты в последствии, по всей вероятности, являются лишь отголоском геополитических событий, происходящих под влиянием радикального ислама. По данным журнала «Русский репортер», в России активно ведется формирование Всемирного халифата (Аль-Русси), явным признаком которого становится «нарастающее влияние ваххабистского холдинга или интернационала в России». Центр религиозного экстремизма постепенно смещается с Кавказа в Поволжье, Сибирь и Урал – преимущественно в регионы, где есть нефть и газ, так как, по мнению исламистов, нефть принадлежит мусульманам.

В частности, склады оружия исламистов найдены в городах четырех регионов УрФО: Салехарде, Новом Уренгое (ЯНАО), Нижневартовске, Сургуте, Ханты-Мансийске (ХМАО), Тобольске, Тюмени (Тюменская область), Красноуфимске, Екатеринбурге (Свердловская область), Челябинске. Под маркой межрелигиозного диалога происходит формирование неподконтрольной федеральному центру системы насилия, пропаганда исламизма идет, в том числе, через председателя Исламского комитета России Гейдара Джемаля, пишет «Русский репортер».

Отметим, что федеральный центр накануне включил в повестку тему объединения традиционных «родственных» религиозных течений против экстремистских попыток раскола российского общества. В частности, на последней встрече с муфтиями в Уфе президент РФ Владимир Путин призвал мусульманских лидеров к социализации ислама в противовес идеологии радикалов. На этой же встрече верховный муфтий, председатель ЦДУМ России Талгат Сафа Таджуддин выступил с инициативой создания Российской исламской академии.

«Правда УРФО» будет следить за развитием событий.

Автор: 

Теги: 

Регион: 



Добавить мнение

Комментатор

  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Разрешённые HTML-теги: p, br,em,strong,cite,code,blockquote,ul,ol,li,dl,dt,dd
  • Разрешённые HTML-теги: <blockquote> <br> <cite> <code> <dd> <dl> <dt> <em> <li> <ol> <p> <strong> <ul>

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

PHP code