Челябинские предприятия «Роскосмоса» несут потери от Минобороны. Актив «ГРЦ Макеева» нашел судебную уловку для отказа подрядчикам

Требования к «Красмашу» по гособоронзаказу превысили полмиллиарда рублей.

Предприятия «Роскосмоса» в Челябинской области сталкиваются с массовыми неплатежами по гособоронзаказу, соисполнителями которого выступают «ГРЦ Макеева» и «Красноярский машиностроительный завод» («Красмаш»). Отсутствие средств завод объясняет неплатежами со стороны ГРЦ и приводит исполнителей контрактов к заключению допсоглашений, по которым выплата пройдет только после оплаты гособоронзаказа, в том числе, связанного с созданием баллистических ракет «Сармат». Впоследствии документы «могут использоваться в судебных разбирательствах для отказа от выплаты сотен миллионов долгов по принятым работам». При этом исполнители, в частности, златоустовский «Златмаш», несут ущерб, поскольку с субподрядчиками «развернуть судебные споры в том же русле не удается», и арбитражи принимают решения о взысканиях. Сложившуюся ситуацию с многолетним накоплением долгов с военведомством эксперты отрасли считают нередкой. В отрасли указывают на «осязаемые перспективы ухудшения финансового положения» исполнителей контрактов из-за отсутствия возможности компенсации убытков «за счет продаж военной продукции на экспорт». Оплата уже выполненных работ в значительной степени зависит от поставки ракет на боевое дежурство, сроки которого передвигались уже несколько раз.

Актив ГК «Роскосмос» и АО «ГРЦ им. академика В.П. Макеева» (Миасс) – АО «Красноярский машиностроительный завод» – получил ряд исков о взыскании средств в рамках исполнения гособоронзаказа. В частности, более 330 млн рублей требует взыскать АО «Концерн «Центральный научно-исследовательский институт «Электроприбор» (Росимущество).

«ГРЦ им. академика Макеева»

Фото: miasskiy.ru

«Электроприбор» указывает, что выполнил поставку продукции в рамках договора от 2016 года на 329 млн рублей и выставлял претензионные требования об  оплате заказчику в начале 2021 года. Однако оплата не была проведена, а «Красмаш», в свою очередь, указал в качестве причины непоступление средств от «ГРЦ им. Макеева» и привлек миасское предприятие в судебные разбирательства.

«В соответствии с условиями дополнительного соглашения №6 к договору от 01.07.2016, оплата за поставку каждой единицы продукции производится после получения средств от головного заказчика (АО «ГРЦ Макеева»)», – обосновал свою позицию в суде ответчик.

К слову, финансовое положение «Электроприбора», пытающегося добиться оплаты работ, за минувший год ухудшилось. Компания уменьшила выручку с 10,853 до 6,995 млрд рублей, а чистую прибыль – с 540 до 388 млн.

Это не единственный иск к бывшему активу «ГРЦ Макеева», связанный с исполнением гособоронзаказа. Так, с «Красмаша» требует взыскания ущерба в 93 млн рублей АО «Златоустовский машиностроительный завод» (входит в ГК «Роскосмос»), с которого в рамках выполнения гособоронзаказа субподрядчики уже взыскали десятки миллионов. В их числе АО «НПО Автоматики им. академика Н.А. Семихатова», выполнившее опытно-конструкторскую работу по теме  «Сармат» (проект «Сармат» – создание стратегического ракетного комплекса шахтного базирования с тяжелой многоступенчатой жидкостной межконтинентальной баллистической ракетой; разработкой ракеты занят ГРЦ им. Макеева).

Аргумент о невозможности оплаты со стороны «Златмаша» ввиду того, что вышестоящие заказчики не направили средства, в данном споре принят не был, и заводу пришлось, помимо 11 млн рублей основного долга, оплатить еще более 6 млн рублей пени за просрочку.

Пояснить детали спора с «Красмашем» в «Златмаше» на момент подготовки материала не смогли, пообещав предоставить комментарий позднее.

Зато в отношениях «Красмаша» с другими партнерами этот же аргумент об отсутствии средств по гособоронзаказу имел ключевое значение при рассмотрении спора.

Так, АО «Государственный космический научно-производственный центр имени М.В. Хруничева» (входит в ГК «Роскосмос») указывало, что в октябре 2019 года выполнило изделия незавершенного производства для заказчика на 108 млн рублей, и работы были приняты, однако оплачено по ним лишь 2,9 млн в декабре того же года.

Выплаты оставшейся части челябинское предприятие упорно пыталось добиться весь 2020 год. Однако при рассмотрении в суде выяснилось, что в заключенном в 2019 году допсоглашении к договору прописана оплата лишь после поступления средств по гособоронзаказу. На этом основании суд отказал во взыскании 105 млн рублей. Тем не менее, по мнению экспертов, решение может быть успешно обжаловано.

По мнению адвоката Ивана Кадочникова, принятое Красноярским судом решение не типично для подобных споров и с высокой долей вероятности может быть обжаловано. Обычно при рассмотрении подобных исков «Красмаш» мог бы только «лавировать» в вопросе штрафных санкций, но в данном случае допсоглашение, прописавшее получение средств от Минобороны, перевело  спор из «коммерческих» в разряд «государственных».

«В таких делах суды «не замечают» положения гражданского законодательства и начинают использовать словосочетания «интересы бюджета Российской Федерации» и прочие доводы, которые позволяют отойти от принятой судебной практики по взысканию задолженности», – пояснил Иван Кадочников.

В «ГРЦ Макеева» на момент звонка издания не смогли пояснить причин отсутствия оплаты гособоронзаказа. «Правда УрФО» направила официальный запрос в организацию с просьбой указать причины и сроки направления средств в «Красмаш» для оплаты заключенных предприятием контрактов.

Ракета «Сармат»

По мнению экспертов отрасли, конечная оплата гособоронзаказа пройдет после окончательной приемки нового вооружения Минобороны и постановки его на опытно-боевое дежурство.

В частности, сроки заступления МБР «Сармат» на боевое дежурство несколько раз откладывались. Последней датой назывался 2022 год. Влияние на сдвиг сроков оказали, в том числе, санкционные меры, повлиявшие на поставки комплектующих.

«К проекту «Сармат» есть большой интерес. Так повелось, что у нас должна быть тяжелая жидкостная ракета. Плюс, особое внимание уделяется гиперзвуковому оснащению. Пока твердотопливных ракет с достаточным характеристиками для использования в качестве «ускорителей»  у нас нет. Для разгона используются старые жидкостные ракеты и, видимо, «Сармат» будет также применен в качестве средства для разгона гиперзвуковых планирующих крылатых блоков. Проект, думаю, все-таки доведут до ума, и в конце 2022 года ракеты поступят на опытно-боевое дежурство. Очевидно, что серийное производство будет в небольших количествах, серии в несколько дюжин, в пределах 50. Поэтому завязывать предприятие под выполнение одного проекта не стоит», – поделился мнением научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Дмитрий Стефанович.

Вместе с тем, по мнению специалиста, диверсификация пострадавших от неоплаты гособоронзаказа предприятия даст эффект лишь в долгосрочной перспективе. Для  решения актуальной проблемы гашения долгов возможно привлечение госорганов.

В этой части со Стефановичем соглашается директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. К прочему, эксперт отмечает, что предприятия «Роскосмоса» могут поправить свое финансовое положение за счет экспорта продукции, но в данном случае «к «Златмашу» и «Красмашу» это не относится». 

«Правда УрФО» продолжит следить за развитием ситуации.

Фото превью: profile.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Новости правды
Правда о спорте
Мнения о правде
Правда о компаниях
Правда жизни