Свердловчанам предлагают лечиться у медиков с уголовным прошлым

Руководство клиник игнорирует обвинительные приговоры подчиненных

Управления СК РФ в субъектах федерации приступили к формированию спецподразделений по расследованию ятрогенных преступлений – под эту категорию попадают преступления, совершенные медиками при лечении пациентов. В Свердловской области, в частности, под эти цели уже создан отдел регионального управления комитета по расследованию особо важных дел. По данным собеседников издания в юридической среде, этот шаг добавит нервозности для медиков, но при этом не дает гарантий, что ситуация с реальной работой по этим уголовным делам улучшится. Так, одной из главных проблем остается крайне долгий период предварительного следствия – к моменту вынесения приговора истекают сроки давности, и обвиняемые врачи освобождаются от ответственности. Итогом становится продолжение работы в медицине вопреки «запрету на профессию» для судимых, причем зачастую даже без смены должности и места работы. В результате, говорят юристы, многие жертвы медицинских ошибок и вовсе отказываются от подачи заявлений в правоохранительные органы, несмотря на все призывы со стороны руководства комитета.

Силовикам в Свердловской области поручено взять под особый контроль так называемые ятрогенные преступления – под эти цели в рамках выполнения общеведомственных поручений уже создан новый спецотдел в региональном СУ СКР.

«Да, у нас есть 5-й отдел по расследованию особо важных дел СУ СКР по Свердловской области, который как раз специализируется на расследовании таких преступлений. Отдел создан относительно недавно, пока конкретной статистики нет, но такие дела действительно есть», – заявил «Правде УрФО» источник в силовых структурах региона.

Впрочем, свою оценку решения по созданию спецподразделения и перспективам работы отдела дают уральские юристы, работающие как на защите привлекаемых к уголовной ответственности медиков, так и представляющие интересы потерпевших.

По их мнению, основанному на сложившейся практике, решение проблемы должно лежать не в организационно-кадровых вопросах, а в непосредственно следственной работе и изменении подхода судов к этой категории дел.

«По факту многие даже не знают, что можно обратиться в полицию или СКР, если родственника «залечили» до смерти. Что в итоге? В итоге проверяются все смерти, и буквально «натягивается» состав преступления там, где его можно рассмотреть разве что под микроскопом. По итогу под суд идут врачи, которые реально бились за пациентов, но не сумели его спасти, а вот те, кто относится к работе спустя рукава, могут и после нескольких смертей спокойно сидеть на работе», – указывает собеседник издания в юридической среде.

С ним согласна кандидат юридических наук Юлия Федотова, работающая сразу по трем делам из категории ятрогенных.

«Во-первых, действительно мало кто пойдет писать заявления. Во-вторых, крайне сложно добиться возбуждения, но «мои» дела – более раннего периода, когда еще не было этого отдела в СУ СКР. Кроме того, очень сложная ситуация с экспертизами. В Екатеринбурге практически никогда врач-эксперт «не увидит» вины своего коллеги, и зачастую приходится проводить повторную – ее делают в Ханты-Мансийске, и там к качеству никаких нареканий, но все это занимает много времени», – перечислила основные сложности Юлия Федотова.

Кроме того, в ряде случаев результаты экспертизы становятся самостоятельными поводами для отказа в возбуждении уголовного дела или для его прекращения.

«Для того чтобы был образован состав преступления, необходимо установить прямую связь между деянием, в нашем случае врача, и последствием – смертью пациента. Эксперты же часто пишут о косвенной связи. И в этой ситуации мы можем обращаться с гражданским иском о моральном вреде, компенсации каких-то затрат, но уже вне рамок уголовного дела», – указала Юлия Федотова.

В случае гражданского иска, отметим, сложившаяся судебная практика позволяет рассчитывать на довольно скромные суммы в тысячи, максимум – десятки тысяч рублей. Но даже в случаях, когда уголовное дело удается довести до обвинительного приговора, а взыскания по гражданскому иску составляют миллионы рублей, потерпевшие остаются недовольными – слишком долгие судебные разбирательства приводят к тому, что по преступлениям истекает срок давности, и наказание отменяется сразу после приговора.

«По делу педиатра Галины Филатовой, которая работала в одной из крупнейших частных клиник региона, есть и обвинительный приговор, и подтверждающее основную часть приговора апелляционное постановление. Она признана виновной по ч.2 ст.109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности в связи с исполнением профессиональных обязанностей), но от работы ее не отстраняли, так как формально судимой не является — в связи с истечением сроков давности ее освободили от наказания», – указывают «Правде УрФО» на один из практических случаев практикующие адвокаты.
 

Педиатр, как следует из приговора (копия имеется в распоряжении «Правды УрФО»), поставила одному из малолетних пациентов укол со смесью лидокаина и цефтриаксона – из-за кратной передозировки, как установила впоследствии экспертиза, ребенок скончался.

«Формально она была не в рабочее время, и пришла на дом по частному звонку. Но выполняла-то функции медика, выписывала рецепты, проводила медицинские манипуляции», – указывает адвокат.

В ближайшее время будут подготовлены соответствующие обращения в контрольные и надзорные органы с требованием применения к педиатру норм Трудового кодекса, запрещающего медицинскую деятельности, в том числе, и лицам, формально считающимся несудимыми, но в целом, считают адвокаты, ситуация требует более системных решений.

Фото: pixabay.com

По мнению опрошенных «Правдой УрФО» экспертов-правоведов, создание спецотдела в СКР к решению перечисленных проблем не приведет, но может стать первым шагом к более глобальным реформам, которые затронут «медицинские» статьи УК РФ.

«Возможно, будет поднят верхний порог наказания, чтобы перевести статью в более «тяжкие» и добавить срок давности, который сейчас составляет всего 2 года. Возможно, вообще будут сформулированы специальные нормы, которые будут касаться именно медицинской деятельности. В любом случае, практика показывает, что после заявления силовиков об обострении проблемы по тому или иному направлению, именно в нем начинают «закручивать гайки», – предполагает источник редакции.

«Правда УрФО» будет следить за развитием событий.

Фото превью: pixabay.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Новости правды
Правда о спорте
Мнения о правде
Правда о компаниях
Правда жизни