Ученые Югры просят денег и полигоны у нефтяных компаний для увеличения добычи до 250 миллионов тонн

Версия для печати

Пока нефтяники видят перспективы только в горизонтальном бурении и геофизике

В ближайшие несколько лет в основных центрах нефтедобычи ХМАО-Югры – Сургутском и Нижневартовском районах – могут появиться химические заводы, если предложенными технологиями увеличения добычи нефти заинтересуются крупные недропользователи. Необходимость в возведении мощностей возникла в связи с новыми разработками окружных ученых, связанными с повышением объемов добычи нефти, снижением уровня обводненности пласта и коэффициента извлечения нефти. По мнению научных работников, выработка щелочи будет экономически рентабельной только в случае расположения производства вблизи региона добычи, а эксперты называют идею преждевременной и пока неактуальной.

Методы физико-химического воздействия на пласт, которые позволят в Сургутском и Нижневартовском районах ХМАО-Югры извлекать дополнительно 2,4 млрд запасов углеводородов, а коэффициент извлечения нефти (КИН) увеличить на 0,5%, могут быть внедрены уже в среднесрочной перспективе.

Как рассказал сегодня, на 6-ой сырьевой конференции Российско-Германского сырьевого форума «Российско-германское сырьевое сотрудничество – устойчивое развитие», директор АУ Ханты-Мансийского автономного округа – Югры «Научно-аналитический центр рационального недропользования им. В.И. Шпильмана» Александр Шпильман, на данный момент центром разработаны инновационные технологии, которые могут позволить достичь уровня добычи в 230–250 млн тонн нефти.

«До 80-х годов наблюдался рост добычи нефти, сейчас наблюдается спад, и это не эффект сырьевой базы, а перестройки. Добыча достигла максимума, находится сейчас на стабильном уровне. В 2012 году – составила 260 миллионов тонн. По нашим расчетам, до 2030 года объем добычи не упадет ниже 200 миллионов тонн», – рассказал во время выступления Александр Шпильман. По мнению ученого, необходимо акцентировать внимание на таком показателе как объем эксплуатационного бурения.

«Чем больше бурите, тем больше обеспечиваете добычу, все остальное – вторичное. Так, в 2006 году этот показатель составлял 7,4 миллиона метров, в 2012 году – 13,7 миллиона метров, что свидетельствует о том, что отрасль на подъеме, вводятся новые месторождения. Но вопрос ухудшения ресурсной базы остается. Природа ставит более сложные задачи перед отраслью, поскольку половина запасов – трудноизвлекаемые, обводненные, с низкими дебитами. Снижение дебита в 2005 году составило 47 тонн на скважину, сейчас – ниже 30», – приводил в пример показатели ученый.

На данный момент нефтедобытчики уже используют некоторые прогрессивные методы добычи, внедренные еще во времена «Главтюменьнефтегаза», – горизонтальное бурение и гидроразрывы. Однако сегодня требуются уже дополнительные методики, к примеру, физико-химическое воздействие на призабойную зону.

«Этот метод дает 20–30 тысяч тонн дополнительно – 10% всего объема добычи нефти от него. Например, метод физико-химического воздействия, который мы разрабатывали совместно с французским институтом нефти, выглядит как закачивание щелочи, при этом полимеры оказывают воздействие на пласт, что-то отмывает нефть и закупоривает воду. Мы оцениваем прирост КИН в 15–20%. Техника закачки полимера позволит уменьшить обводненность, одновременно эксплуатировать нескольких пластов. Методы известные, требуют внедрения, создания исследовательского центра. Необходимы на территории округа полигоны, где могут быть испытаны технологии», – предлагает Александр Шпильман.

По его словам, эти методы следом потребуют развития химической отрасли, поэтому необходимо будет строительство щелочных химических заводов «на месте». Так, годовая потребность округа, по его словам, составит 3–4 млн тонн в год полимеров, 1–3 млн тонн поверх активных веществ.

«Они должны быть созданы в близости центров добычи. Тогда это будет экономически рентабельно», – добавил Александр Шпильман.

Федеральные эксперты указывают на преждевременность заявлений о разработанных мерах и эффективности.

«Сланцевая революция в США стала возможна именно благодаря использованию таких методов: закачка химикатов, гидроразрыв пласта и прочее. Об этом сейчас вовсю начинают трубить экологи, говоря о том, что это очень сильно загрязняет питьевую воду, которую мы с вами потом потребляем. Насколько это правда, очень сложно судить, поскольку пока нет объективных исследований на эту тему. Пока там хватает традиционных запасов и разработки традиционными методами. Кроме того, нужно учитывать, что разработка и добыча традиционными методами без применения закачки химикатов значительно ниже по себестоимости. Это достаточно важный фактор для нефтяных компаний», – считает аналитик Rye, Man & Gor Securities Михаил Лощинин.

По мнению эксперта, подобные методы могут быть внедрены только «лет через 50».

«Возможно, когда будет дефицит традиционных запасов, компании сами к этому придут. Но сказать, что это понадобится в обозримом будущем, я не могу. Учитывая то, что район Сургута не густонаселенный, вероятно, будет иметь смысл закачка химикатов. Себестоимость однозначно выйдет выше, поскольку будет стоить денег транспортировка химикатов», – полагает эксперт.

Один из создателей нефтегазового комплекса Западной Сибири, президент нефтегазопромышленников Геннадий Шмаль наоборот считает комплекс мер, направленных на повышение КИНа, достаточно актуальным.

«Сегодня у нас в Москве проходит большая конференция, на которой выступали представители Statoil и рассказывали, что  у них КИН по месторождениям – 50%, и они собираются довести его до уровня 60%. В России, как вы знаете, КИН 29–30%, и есть тенденция к снижению. Я полагаю, что предложения, позволяющие добиться дополнительного извлечения нефти, заслуживают всяческой поддержки. И в этом отношении уже кое-что сделано в ХМАО-Югре. Я имею в виду работу «дочки» компании Shell – «Салым Петролеум Девелопмент». Я считаю, что нужно применять несколько сотен методов повышения нефтеотдачи – тепловые, химические и другие. Нужно говорить об использовании комплекса методов, но отдельно по каждому месторождению. Уже есть опыт на месторождении в Татарии, где КИН достиг 50%», – высказывается Геннадий Шмаль.

К прочему, ветеран отечественного ТЭКа считает, что «использование комплекса методов может повлиять на себестоимость, но не скажется на рентабельности игроков рынка».

«Думаю, что нужно применять весь арсенал средств, известных в мировой практике, для повышения КИНа. Себестоимость добычи нефти в любом случае будет расти. Но сегодня она в районе Ханты-Мансийска, Тюмени или Ямала невелика сама по себе – 2–6 долларов за баррель. Другое дело, что накручиваются налоги, экспортная пошлина, транспортная составляющая. Не думаю, что увеличение себестоимости может существенно повлиять на рентабельность. Нужен для этого целый комплекс мер поддержки от государства, чтобы их реализовать», – говорит Геннадий Шмаль.

Впрочем, указанная низкая себестоимость добычи, по общему мнению экспертов, опрошенных «Правдой УРФО», была достигнута «методом выкручивания рук» нефтесервисным компаниям. Сегодня крупнейшие НК переложили весь груз на сервисные подразделения, оставив в собственном ведении только цеха добычи нефти и газа, скважины и бурение в исключительных случаях. «Так что говорить, что нефтяники готовы вкладывать дополнительные средства в условно новые технологии, представленные на конференции в Хантах, можно с огромной натяжкой. Тем более, после того, как их обязали в срочном порядке провести реконструкцию собственной нефтепереработки, – говорит один из федеральных участников встречи. – Все продолжат работать привычными для себя методами с учетом обводненности пласта».

«Правда УРФО», напомним, рассказывала о том, что обводненность месторождений, по многочисленным заявлением представителей НК и экспертов, является одной из главных проблем недропользователей ХМАО-Югры. По оценкам, использованным Геннадием Шмалем, обводненность «экс-жемчужины» Западной Сибири – Самотлора – составляет около 90%.

«Правда УРФО» следит за развитием событий.

Автор: 

Теги: 

Регион: 



Добавить мнение

Комментатор

  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Разрешённые HTML-теги: p, br,em,strong,cite,code,blockquote,ul,ol,li,dl,dt,dd
  • Разрешённые HTML-теги: <blockquote> <br> <cite> <code> <dd> <dl> <dt> <em> <li> <ol> <p> <strong> <ul>

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

PHP code