Лукин поможет ЧТПЗ получить госгарантии и успокоить 20 банков

Версия для печати

Металлурги пригласили в управленческую команду эксперта по реструктуризации долгов

Группа ЧТПЗ привлекла к решению проблемы реструктуризации долга ведущего специалиста в этой области – финансиста Валерия Лукина. В 2008–2010 годах эксперт помог Группе «ГАЗ», парализованной ударом мирового кризиса, выжить под прессом со стороны кредиторов, требущх возврата почти 40 миллиардов рублей. ЧТПЗ запустил два инновационных металлургических проекта «Высота 239» и «Железный Озон», когда конъюнктура рынка металлов и эхо кризиса поставили компанию в сложное положение. Управленческой команде предстоит договориться с двадцатью крупнейшими российскими и международными банками. С августа идут процедуры подготовки выделения государственных гарантий по кредитам. И первоочередная задача – эффективно использовать эту помощь.

Корреспондент: – Валерий Геннадьевич, ваш приход в ЧТПЗ совпал с переговорами компании о рефинансировании существующей долговой нагрузки. Какие задачи на вас возложены?

Валерий Лукин: – Акционер ЧТПЗ Андрей Комаров пригласил меня в управленческую команду. Сейчас для ЧТПЗ важно выработать оптимальную поведенческую линию, в том числе с принятием управленческих решений и использованием нереализованных дополнительных возможностей, в том числе в продажах продукции на новых рынках, производстве. Посмотреть, где у компании еще есть положительный потенциал. Мы работаем в одной команде – с акционерами, генеральным директором и советом директоров ЧТПЗ.

Корр.: – Почему компания оказалась в такой ситуации, что потребовалось реструктурировать задолженность?

Валерий Лукин: – Здесь все достаточно просто. Акционеры компании начали строить два новых инвестиционных проекта («Высота 239» и «Железный озон», – прим.ред.) в 2007 году. Если бы подобные проекты национального масштаба реализовывались где-нибудь в Америке или Европе, под это строительство они бы могли получить кредиты на 10–15 лет и где-нибудь под 3% годовых. В данном случае собственники пытались строить на короткие пятилетние кредиты. На более длительный срок банки у нас не привыкли финансировать. Потом грянул кризис 2008–2009 годов. Строительство приостановилось на полтора года, а следовательно, и задержка по вводу в строй мощностей. В результате, когда новые производства только вышли на проектную мощность и еще не стали зарабатывать деньги, предприятию пришлось отдавать кредиты, причем большая часть возврата пришлась на 2012 год. Поэтому в текущем году компания инициировала работу с кредиторами по реструктуризации своей задолженности.

Трудности, с которыми сегодня сталкивается компания, носят чисто технический характер, при этом ее экономические показатели – объем производства, выручка, прибыль – положительные и увеличиваются.

Корр.: – Ситуации тогда в ГАЗе и сейчас на ЧТПЗ в чем-то схожи?

Валерий Лукин: – Схожи, разве что, тем, что ЧТПЗ также необходимо договориться со многими действующими лицами на одинаковых условиях. Что тогда в пуле кредиторов было 22 банка, что сейчас их 20. В остальном причины и мотивы совершенно иные.

Корр.: – Но задача у ЧТПЗ сейчас примерно та же – договориться с банками о реструктуризации долгов под госгарантии?

Валерий Лукин: – Процесс реструктуризации, как правило, связан с продлением сроков кредитов на 5–7 лет. Но у каждого кредитора в этом процессе разные приоритеты. Для одних главный интерес в большем получении доходов, у другого интересы в большем страховании риска, интересы третьих в срочности, потому что у них нет длинного фондирования. И основная проблема заключается в том, чтобы всех привести к одному знаменателю. А есть государственные гарантии или нет – это уже второй вопрос.

Корр.: – Но если госгарантия есть, это помогает прийти к общему знаменателю со всеми банками?

Валерий Лукин: – Госгарантия помогает на 100%, потому что на сегодняшний день уровень приемлемых рисков для российских кредитных учреждений на длинный период достаточно высок. Из-за этого банки охотно входят в переговоры на короткий период, на год-два и менее охотно на длинные периоды. А госгарантия придает им большую уверенность в деятельности заемщика на долгосрочную перспективу.

Корр.: – Как действует механизм госгарантии, при каких условиях банк может ей воспользоваться?

Валерий Лукин: – Госгарантия как таковая предусматривает денежную компенсацию банкам. Тут процедура следующая: если заемщик не способен погасить кредит или допустил дефолт, банк обращает требования к поручителям и залогодателям. С поручителя снимают все возможные денежные средства. Залогодатель должен пройти через процедуру продажи залогового имущества (здания, сооружения, оборудование) и вернуть банку вырученные таким образом деньги. После этого, если банк не получил денежные средства, которые полностью погашали бы заем, он имеет право обратиться к государству за компенсацией недостающей суммы, но на практике такого не случалось на моей памяти.

Корр.: – И какая конечная цель стоит перед вами?

Валерий Лукин: – Планируем реструктурировать наши обязательства на срок до семи лет на приемлемых для всех участников переговорного процесса условиях. Можно c уверенностью сказать, что и государство заинтересовано в том, чтобы наше предприятие чувствовало себя хорошо в долгосрочной перспективе. Хорошо работающее предприятие – это источник доходов государства. Все цинично.

Корр.: – Наверное, есть «неудобные» банки, которым даже госгарантия не добавляет оптимизма в переговорах по реструктуризации долгов?

Валерий Лукин: – Все банки удобные. Только работать с ними надо по-разному, к каждому можно найти правильный подход.

Корр.: – А есть особенность использования госгарантий в России?

Валерий Лукин: – На сегодняшний день в России существует немного собственников, у кого найдутся свободные миллиарды долларов на инвестиции в проекты национального масштаба в промышленности. Вот поэтому государство применяет ряд инструментов для стимулирования появления подобных национальных проектов – это и госгарантии, и компенсация процентной ставки, меры по стимулированию спроса, например, программа утилизации автомобилей.

Корр.: – Если бы вы пришли в ЧТПЗ, скажем, в 2007–2008 годах, вы бы тогда поддержали идею акционеров с такими масштабными инвестициями в «белую металлургию», с точки зрения высоких рисков?

Валерий Лукин: – Я и сейчас считаю, что эти амбициозные проекты были запущены в нужном месте и в нужное время. Да, собственники ЧТПЗ могли бы пойти по пути многих компаний того же профиля, модернизировав старое производство. Оно могло бы работать еще 5–10 лет после реконструкции, а потом его все равно пришлось бы закрыть или опять модернизировать. А новое производство отвечает самым передовым требованиям как минимум на 50 лет вперед. И собственники вполне обдуманно решили сделать большой шаг вперед, построив принципиально новое производство с принципиально новой философией.

Фактически эти проекты нацелены на придание профессии рабочего на Урале авторитета, гораздо выше статуса рядового офисного работника в Москве.

Корр.: – Давайте вернемся к процедуре получения государственной гарантии.

Валерий Лукин: – Как вы знаете, в этом году порядок предоставления госгарантий регламентирован постановлением правительства за номером 825, вышедшим в середине этого августа. Отбор кандидатов на получение госгарантий проводит межведомственная комиссия под председательством заместителя министра экономического развития Олега Савельева и правительственная комиссия под руководством Игоря Шувалова. Предварительную проработку вопроса о предоставлении государственной гарантии проводят Министерство промышленности, Минэкономразвития. Решение о предоставлении госгарантий принимает Министерство финансов.

Мы уже провели ряд консультаций со всеми этими ведомствами, по итогам которых убедились, что государство заинтересовано в том, чтобы наше предприятие нормально функционировало в течение длительного времени.

Это и понятно. Ведь в итоге все, включая государство, только выиграют. А если не помочь вовремя предприятию, это скажется неминуемо на его работоспособности. Предприятие будет производить хуже и меньше, а значит, государство не дополучит денег в виде налогов. Пока предприятие будет производить меньше и хуже, его место займет какой-то конкурент, причем вряд ли российский. А государство в этом не заинтересовано, так как призвано защищать интересы национального производителя. Вот оно его и защищает, и абсолютно правильно делает.

Корр.: – Значит, формально заявку на получение госгарантий вы уже подали?

Валерий Лукин: – Официальную заявку на получение госгарантий можно будет подавать только после того, когда будет сформирована позиция всех участников переговоров – заемщик и 20 банков с согласованной структурой и параметрами. Эти параметры, как я уже говорил, именно сейчас формируются. Мы ведем конструктивную работу со всеми ключевыми участниками процесса. Большую помощь оказывает руководство страны. В июле президент дал поручение кабинету министров поставить на контроль процесс организации получения государственных гарантий для ЧТПЗ.

Что же касается банков, то здесь ход переговорного процесса я обсуждать не готов. Хочу лишь подчеркнуть, что у нас нет задачи выторговать какие-то условия, которые обидят банки, ни с помощью государства, ни без его помощи. У наших банков-агентов – Сбербанка России и Райффайзенбанка – есть задача максимально справедливо со всех сторон структурировать сделку.

Корр.:  И никакой другой поддержки государства, кроме госгарантии по кредитам, вам не нужно?

Валерий Лукин: – Помимо государственных гарантий – никакой. В данном случае мы заинтересованы, чтобы государство поучаствовало в гарантировании стабильной ситуации в течение длительного периода времени, на который банки не готовы принимать риски.

Корр.: – В чем особенность работы банков-координаторов?

Валерий Лукин: – В процессе реструктуризации долга с 20 кредиторами координаторам сделки невозможно учесть абсолютно все пожелания, часть из которых противоречит друг другу. В этих условиях формирование компромиссного решения и приведение всех участников к единой позиции – самая сложная задача!

Справочно: ЧТПЗ – промышленная группа металлургического комплекса России, является одним из крупнейших отечественных производителей трубной продукции с долей рынка в 2011 году около 18%.

Группа объединяет предприятия и компании черной металлургии – ОАО «Челябинский трубопрокатный завод», ОАО «Первоуральский новотрубный завод», компанию по заготовке и переработке металлолома ООО «Мета», металлоторговое подразделение ЗАО «ТД «Уралтрубосталь» и нефтесервисный дивизион, представленный компанией «Римера». На заводах ЧТПЗ работает около 20 тысяч человек.

Выручка группы по МСФО по итогам 2011 года увеличилась на 33% – до 113,971 миллиарда рублей, чистая прибыль – 469,1 миллиона рублей. В 2011 году компания выпустила около 1,7 миллиона тонн труб.

По состоянию на конец 2011 года долг компании оценивался в 110 миллиардов рублей.

Автор: 

Теги: 

Регион: 



Добавить мнение

Комментатор

  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Разрешённые HTML-теги: p, br,em,strong,cite,code,blockquote,ul,ol,li,dl,dt,dd
  • Разрешённые HTML-теги: <blockquote> <br> <cite> <code> <dd> <dl> <dt> <em> <li> <ol> <p> <strong> <ul>

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

PHP code