«Доктор Зло» Ройзман ответит перед угрозыском за смерть «пациентки»

Версия для печати

Полицейские высказали свою версию событий 21 июня в Сарапулке

Смерть Татьяны Казанцевой в женском реабилитационном центре фонда «Город без наркотиков» спровоцировала масштабные проверки деятельности организации. Полицию интересуют все аспекты работы проекта Евгения Ройзмана. Накануне силовиков у здания центра встретили фондовцы и не пустили их на территорию социально-реабилитационного учреждения. Тем не менее, к полицейским продолжают приходить пациенты фонда с заявлениями об антигуманных методиках лечения. Правда, пока что полицейские не берутся утверждать, насколько реально привлечение «Доктора Зло», как называют Евгения Ройзмана в силовых кругах, к уголовной или иной ответственности.  

«Правда УРФО»: О событиях 21–22 июня вокруг здания женского реабилитационного центра за неделю было достаточно написано и сказано. Вы лично присутствовали на месте. Какова ваша версия произошедшего в тот вечер?

Александр Мазаев (начальник уголовного розыска ГУМВД по Свердловской области): Основанием для проведения проверки послужила смерть в Березовской городской больнице девушки Татьяны Казанцевой, которая была доставлена из так называемого женского реабилитационного центра фонда «Город без наркотиков». В группу вошли сотрудники различных контролирующих ведомств – полиция, прокуратура, МЧС, Минздрав. Но нас впустить на территорию ЖРЦ отказались. После чего посыпались не совсем порядочные публикации на различных Интернет-сайтах. Якобы мы планировали организовывать какой-то штурм. Ни о каких штурмах речи быть не могло. Мы приехали посмотреть и принять решение по результатам проверки.

«Правда УРФО»: Группе была обеспечена силовая поддержка?

А.М.: Никаких двух автобусов и никакой силовой поддержки не было. Сами скажите, для чего везти с собой ОМОН? Где логика у людей, которые поливают нас грязью? Разве какие-то там бандформирования были, чтобы бойцов приглашать? С кем там разговаривать ОМОНу и в каких целях его применять – девчонок этих ловить? С другой стороны, когда мы приехали в ЖРЦ «Города без наркотиков», к центру прибыла группа бритоголовых спортивных товарищей, которые стали помогать сотрудникам фонда. Они начали выставлять «живой щит» у ворот фонда, чтобы туда не прошли сотрудники полиции и прокуратуры.

«Правда УРФО»: Чем закончился ваш визит в центр?

А.М.: Мы вернулись в Екатеринбург еще 21-го числа. А девчонок этих после того, как мы уехали, распустили, дали им «вольную» – собрали сумки и выдворили на улицу. А кто-то из них из других городов. Куда они пойдут? Тем более категории реабилитантов вы знаете, они не студенты МГУ. Их документы, я так думаю, там остались. Так как мы документов не видели. Но после этих недоразумений, когда нас не пустили, нас это насторожило. Мы оставили в районе ЖРЦ человека, который наблюдал. Когда девчонок начали выгонять за ворота, в Сарапулку выдвинулись несколько сотрудников, около 10 оперативников из главка и Березовского, а не армия, как об этом сразу написали. Я ж не отправлял всех своих 230 сотрудников управления уголовного розыска.

«Правда УРФО»: Сколько уголовных дел на сегодняшний день возбуждено?

А.М.: Сейчас в производстве два уголовных дела в отношении пока не установленных лиц. Одно – по статье 127 УК РФ, другое – по 116 УК РФ. По первому есть наработки, потому что потерпевшие-то называют, кто занимался их незаконным лишением свободы и удержанием. А по второму, где реабилитанта просто побили, также есть определенная ясность – он, естественно, знает, кто это сделал. Они вместе находились в центре. Что касается девушек, там был не один фигурант.

«Правда УРФО»: Но девушки впоследствии заявляли, что их заставляли клеветать на сотрудников фонда.

А.М.: Конечно, мы понимаем, что наркоманы не самый надежный источник информации. Не удивительно, что мы услышали, как некоторые девушки заявили, что на них оказывалось давление. Чуть ли не пистолет к голове приставляли, чтобы они написали бумаги против Ройзмана. Нет такого здесь. Никто из них показания не выбивал. А вот после возврата в фонд их уже, возможно, обработали. Им же некуда было больше идти.

В любом социально-реабилитационном учреждении воспитанники делятся на две категории: условно хорошие и плохие. Те, кто зарекомендовал себя хорошо в отношениях с руководством, вошли в доверие к руководителям фонда – они на других условиях. Кушают в три раза больше, чем те, кто написал заявления. Одни упитанные, а те, кто к нам пришел в управление уголовного розыска, просто скелеты. Вес до 40 килограммов максимум.

К тому же, они взрослые люди и понимают, что за свои слова будут отвечать. В ходе беседы велась видеофиксация процесса, где видно, что рядом с ними нет человека с ружьем и суфлера тоже нет – они сами говорят.

«Правда УРФО»: Но методы фонда – общеизвестны. О чем рассказывали девушки в беседах с вами?

А.М.: Ряд девушек там проходили так называемую реабилитацию и остались, мягко говоря, недовольны теми методами, которые к ним применялись. И они подтверждают действия сотрудников фонда. Понимаете, получается, что любого человека можно сдать в реабилитационный центр, заявив, что он наркоман.  Причем совершеннолетнего, у которого есть свои права. Кроме того, есть информация, что реабилитанты работали на строительных объектах в Березовском районе и, по-моему, на пилорамах. Сейчас мы проверяем информацию, как их труд использовался: на каких основаниях и какова была цель этого труда. Это трудотерапия такая или что?

«Правда УРФО»: Сколько времени займет расследование?

А.М.: Минимум два месяца.

«Правда УРФО»: Одной из главных претензий к полиции является то, что оперативники тратят время и борются не с наркобизнесом, а с теми, кто сам мешает распространять наркотики. Насколько обоснованны эти суждения?

А.М.: Фонд «Город без наркотиков» – скандальная организация, которой нужно было раздуть скандал и разыграть интригу вокруг всей этой ситуации. Для чего Ройзман это делает? Я могу за себя сказать, сколько раскрыто преступлений. Ройзман говорит, что полиция не работает  с наркоманией – я могу доказать обратное. 2000 преступлений в этом году выявлено, 900 сбытчиков. Вот это реальные результаты работы. А чем занимается Ройзман, если в его фонде, где он глава попечительского совета, так и не ясны сферы ответственности руководства? Умерла Татьяна Казанцева – кто и за что несет ответственность? Сейчас нужно разобраться в уставе организации. Нужно определить роли людей. Будем тщательно разбираться.

Автор: 

Теги: 

Регион: 



Мнения

У меня вопрос к Александру

У меня вопрос к Александру Мазаеву - не совсем понятно, где умерла Татьяна Казанцева, на территории фонда или в больнице? Если в больнице, то причём тут Ройзман? Он что её в больнице лечил? Или он своими действиями довёл Татьяну до смерти? Я думаю, что на это ответ прежде всего должны дать медики, а не угрозыск, а уже по представлению медиков МВД должно возбуждать уголовные дела, а не наоборот. И еще - не секрет, что в больнице постоянно умирают пациенты: во время операций, в процессе лечения. Вопрос - сколько уголовных дел возбуждено за последний год в отношении врачей, допустивших смерть пациентов относительно общего количества умерших в больнице где лечили Татьяну Казанцеву? Спасибо.

Добавить мнение

Комментатор

  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Разрешённые HTML-теги: p, br,em,strong,cite,code,blockquote,ul,ol,li,dl,dt,dd
  • Разрешённые HTML-теги: <blockquote> <br> <cite> <code> <dd> <dl> <dt> <em> <li> <ol> <p> <strong> <ul>

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

PHP code