Пропавший из «Кольца Урала» миллиард рассматривают в карманах топ-менеджера УГМК

Версия для печати

Аналитики увидели параллели в судебных разбирательствах банка

Конфликты, связанные с вероятным выводом сотен миллионов из «Кольца Урала», грозят эскалацией внутри самой УГМК корпоративных войн, и так достигших, по оценкам экспертов,  апогея за все время существования «медного гиганта». Токсичные долги, которые банк вынужден отстаивать в многочисленных судебных разбирательствах, уже стали поводом для критики со стороны одного из основных владельцев компании, Искандера Махмудова. Осведомленные наблюдатели проводят параллели между финансовыми конфликтами и небезосновательно полагают, что «топ-менеджмент УГМК по определению должен был быть в курсе спорных сделок контролируемой финорганизации». В частности, они усматривают аналогии в банкротствах проектов семьи Шмотьевых и бывшего депутата ЗакСО Геннадия Ушакова. Системность ситуаций заставляет аналитиков задаваться вопросом «о роли и возможной заинтересованности в них кураторов службы экономической безопасности УГМК». Так или иначе, бизнесмены ожидают, что проблемные долги будут использованы для «ослабления или усиления одного из противоборствующих кланов внутри медной компании».

Банкротство актива семьи Шмотьевых, известных в Екатеринбурге, в частности, по ряду девелоперских проектов, вскрыло очередные конфликты в УГМК и подконтрольном «медникам» банке «Кольцо Урала», кредиты которого стали основой многочисленных судебных разбирательств. Речь идет о несостоятельности двух компаний – УК «Терра» (Екатеринбург, конечные бенефициары – Максим Реутов и Андрей Шмотьев) и ООО «ФОРЭС-Химия» (Барнаул, 89,1% принадлежит Шмотьеву Алексею, 2,7% – Шмотьеву Андрею).

Согласно данным судов различных инстанций, в 2013 году между банком «Кольцо Урала» и «УК «Терра» был заключен кредитный договор на сумму в 592,9 миллиона рублей. Поручителями по нему выступили Андрей Шмотьев и общество «ФОРЭС-Химия». Также в залог кредитному учреждению передан ряд объектов недвижимости в Екатеринбурге. Тогда конфликт и обрел реальные очертания.

В 2015 году решением Арбитражного суда Свердловской области договор был досрочно расторгнут, а с «Терры» и поручителя постановлено взыскать 581,9 миллиона рублей. Два месяца спустя «ФОРЭС-Химия» обратилась в Арбитражный суд Алтайского края с заявлением о признании компании банкротом. Параллельно «Терра» и банк заключили соглашение об отступном, согласно которому общество передавало «Кольцу Урала» 58 объектов недвижимости, оцененных сторонами в 300 миллионов рублей. В тот же день, согласно определению Верховного суда РФ, имущество было передано финансовой организации.

Для взыскания остатка задолженности «УГМК-Холдинг» (правопреемник банка по требованиям) встал в реестр требований «ФОРЭС-Химии». Впоследствии в 2016 году владелец долга снова сменился, и им стал ТД «НКМЗ» (руководитель и учредитель – Дмитрий Руденко; компания осуществляет поставки для структуры УГМК, ООО «Башкирская медь»). Сейчас торговый дом пытается получить контроль над банкротством барнаульского предприятия и включить в реестр требований кредиторов более 219,5 млн рублей. Впрочем, по данным собеседников «Правды УрФО», знакомых с ходом разбирательств, в дальнейшем требования будут увеличены.

Юристы, представляющие в разбирательствах ТД «НКМЗ», видят в данной ситуации недобросовестные, по их мнению, действия заемщиков, вероятно, сопряженные с незаконным выводом средств и имущества должников накануне инициирования процедуры банкротства.

«Компания «Терра» получила целевой кредит на приобретение комплекса недвижимости на Машиностроителей, 19 в Екатеринбурге. При этом часть суммы должна была пойти на реконструкцию самих приобретаемых объектов с целью повышения их привлекательности для потенциальных арендаторов. Напомним, что соучредителем «Терры» является Андрей Шмотьев, сын Олега Шмотьева – основного бенефициара группы «ФОРЭС» (в которую также входит и ООО «ФОРЭС-Химия»). Поэтому весьма логично, что подконтрольная последнему структура выступила при получении кредита в качестве главного поручителя. В дальнейшем владельцы этого бизнеса, судя по всему, в какой-то момент решили не возвращать средства банку, после чего ушли в банкротство. При этом в ходе многочисленных судебных разбирательств выяснилось, что порядка 160 миллионов из полученных кредитных средств так и не были направлены на покупку недвижимости, а, вероятно, выведены на компании-однодневки», – делятся своей позицией юристы.

Машиностроителей, 19

По имеющимся у компании сведениям, средства были перечислены организации «Авант» (согласно данным «Контур.Фокус», преобразована в ООО «Арсенал»), «номинальным» директором которой являлся Сергей Каспаров.

«По нашей информации, директор этой компании, Каспаров, в момент перечисления денежных средств, вероятно, уже находился в местах не столь отдаленных, а сама компания и ее банковский счет контролировались некими неизвестными лицами. Впоследствии средства ушли на счета еще одного юридического лица с целью приобретения векселей, а дальше их след теряется», – рассказывают юристы, представляющие интересы «ТД «НКМЗ».

Во время этих операций Андрей Шмотьев, отмечают собеседники, знакомые с ситуацией, якобы закрыл сопоставимые долги по одному из своих девелоперских проектов, в связи с чем, по мнению экспертов, встает вопрос, кто стал финальным получателем средств.

В целом, говоря о банкротстве как самого должника, «УК «Терра», так и поручителя, ООО «ФОРЭС-Химия», представители ТД «НКМЗ» указывают на попытки бенефициаров бизнеса искусственно затянуть процедуры и, вероятно, вывести оставшиеся активы из компаний.  В подобном контексте, полагают юристы, можно рассматривать и соглашение об отступном, заключенное между банком и УК «Терра».

«Когда произошла просрочка по кредиту, банк обратился к ООО «УК «Терра» и Андрею Шмотьеву с целью договориться о выплате задолженности. В итоге достигнуто соглашение о передаче кредитной организации всех заложенных по данному кредиту объектов недвижимости. Причем вполне логично, что стоимость этих объектов при их передаче по отступному в банк стала ниже, поскольку с момента их приобретения прошло несколько лет, и недвижимость упала в цене. В итоге документы по этой сделке ушли в Росреестр. Однако сам же Андрей Шмотьев обратился в орган регистрации с заявлением о необходимости приостановить регистрационные действия, поскольку он против данной сделки, так как стоимость объектов якобы была занижена. В результате чего процесс оказался заморожен. Оценив происходящее – приостановление сделки, переезд «ФОРЭС-Химии» в Барнаул и последующий уход в банкротство главного поручителя, – банк обратился в суд и в правоохранительные органы с соответствующими заявлениями в отношении семьи Шмотьевых и подконтрольных им компаний», – делятся своим видением ситуации юристы банка. Отметим, что именно факт заключения подобного отступного соглашения на якобы невыгодных для должника и поручителя условиях потом стал поводом для отказа финорганизации во включении в реестр требований ООО «ФОРЭС-Химия» и последовавших за этим многочисленных судебных разбирательств, в том числе в Верховном суде.

В качестве примера вероятного вывода активов из ООО «ФОРЭС-Химия» юристы приводят сделки по продаже практически всех основных средств компании с последующим получением их обратно, но уже в аренду, в чем видится полное отсутствие экономического смысла. Эти сделки уже в ближайшее время станут предметом рассмотрения судов.

Схожую информацию предоставляют и представители другой стороны разбирательств, однако делая акценты на совершенно иных действующих лицах. Оппонируя ТД «НКМЗ», юристы «ФОРЭС-Химии» настаивают на конфликте между двумя бенефициарами УК «Терра», отмечая, что все операции с банком «Кольцо Урала» проводил непосредственно Максим Реутов. Более того, они указывают, что первая инстанция в рамках дела о банкротстве организации признала кредитный договор между банком и компанией недействительной сделкой. Впрочем, впоследствии данное решение было оспорено и отменено.

«В первой инстанции мы судись 9 месяцев, и есть протоколы допросов всех сторон: Реутова, номинального директора Медведева (статус последнего, кстати, никто не оспаривает), сотрудников банка. И суд вполне оправданно, по нашему мнению, усмотрел, что там существует схема. Согласно данным, кредит получал Реутов, на момент получения средств управление осуществлял Медведев – сотрудник Реутова. Есть много переписки между сотрудниками банка и сотрудниками Реутова, где прописано, куда с УК «Терра» направлять средства», – рассказывают юристы «ФОРЭС-Химии».

Ссылаясь на юргруппу, соглашение об отступных, заключенное банком и УК «Терра» и ставшее основной для ряда ключевых разбирательств по делу, «принималось только одним бенефициаром, а именно Реутовым».

«Шмотьев узнал об этом решении совершенно случайно, после чего попытался заблокировать сделку. Все это было рассмотрено в суде», – отмечают юристы. Учитывая вышеописанную аргументацию, юристы «ФОРЭС» также обращают внимание на существующие, по их мнению, нестыковки в действиях ТД «НКМЗ».

«На стадии, когда к «ФОРЭС-Химии» были утверждены требования только в 70 миллионов рублей, торговый дом приобрел их, по нашим данным якобы за 630 миллионов рублей. Возникает вопрос: зачем? При условии, что идет процесс о банкротстве. Далее мы пытаемся перечислить им 11 миллионов рублей, но они отказывались от соответствующих средств. Где опять логика? Возникает вопрос: а получение ли средств является основной причиной действий в деле НКМЗ?» – отмечают представители ООО «ФОРЭС-Химия».

При этом юристы обращают внимание на одну принципиальную, по их мнению, деталь: «Давайте посмотрим аналогии. В публичной плоскости появлялась информация о взаимоотношениях компании ООО «Крот», Геннадия Ушакова и банка «Кольцо Урала», о выводе фактически 600 миллионов из финорганизации. Согласно открытой информации, на средства банка куплены векселя, которые потом якобы были переданы Максиму Реутову. Последний, вероятно, передал ценные бумаги своему деловому партнеру. А теперь посмотрим, кто является бенефициаром УК «Терра». ООО «Екб-Профит», учредителями которого в равных долях являются Максим Реутов и Андрей Шмотьев, причем директор там также Реутов», – делятся своей позицией юристы «ФОРЭС-Химии».

Эксперты также отмечают, что если обратиться к открытым данным, то прослеживаются связи между Дмитрием Руденко (глава и учредитель ТД «НКМЗ») и ООО «Ника-Петротэк», которое является конкурентом ООО «ФОРЭС-Химия» на рынке химической продукции. Согласно данным системы «Контур.Фокус», Дмитрий Руденко совместно с ООО «Ника-Петротэк» владеет долями в ООО «Семилукские огнеупоры», ООО «Нефтетрансхим». В свою очередь, директором «Семилукских огнеупоров», согласно базам данных, является Алексей Балашов. Человек с аналогичным именем и фамилией, по информации источников издания в спецслужбах, также фигурировал в деле, связанном с вероятным выводом средств в ООО «Крот».

Президент и совладелец УГМК Искандер Махмудов

Наблюдатели видят в данных разбирательствах «предельно очевидные аналогии», указывая, что «проблемные кредиты «Кольца Урала» стали уже своеобразной притчей во языцех. «В обоих случаях речь идет о разбирательствах на сотни миллионов рублей. Одобрение выделения таких средств происходит при непосредственном контроле руководства банка и его владельцев. То есть в данном случае в топ-менеджменте УГМК были, полагаю, как минимум осведомлены о сделках, а возможно, просто участвовали в одобрении», – отмечает собеседник издания в банковской среде.

Топ-менеджер одного из кредитных учреждений также указывает, что Сергей Грудин, бывший в то время главой «Кольца Урала», должен был контролировать такие сделки. «Без одобрения «сверху» он вряд ли бы взял на себя такие риски», – констатирует банкир, отмечая, что в пользу этого «говорит и тот факт, что Грудин впоследствии получил место в УГМК».

Между тем ряд «потерь» на сотни миллионов рублей, как подчеркивают источники издания, не мог остаться незамеченным службой безопасности УГМК, работу которой, вероятно, «курирует директор по корпоративным отношениям и спецпроектам УГМК Олег Мелюхов». «В связи с систематичностью подобных ситуаций и возникающими между ними аналогиями встает вопрос: не в интересах ли отдельных менеджеров они случились?» – отмечает источник, близкий к руководству медной компании.

При этом, как сообщала «Правда УрФО», в последнее время перманентные внутрикорпоративные конфликты в УГМК, активным участником которых якобы является Мелюхов, по словам инсайдеров, «достигли своего апофеоза». Согласно рассказам источников, Екатеринбург даже посещал президент компании Искандер Махмудов, судя по всему, «выступивший с критикой текущих методов управления». В качестве одного из «объектов недовольства» совладельца бизнеса собеседники называли деятельность ООО «КБ «Кольцо Урала», «связанную с проблемными кредитами».

Таким образом, новый виток конфликтов, сопряженный со средствами банка, по оценкам близких к «медникам» бизнесменов, может стать основанием для эскалации ситуации в самой УГМК, «тем более что внутри «верхушки» холдинга существуют выраженные противоречия».

«Правда УрФО» будет следить за дальнейшим развитием событий.

Автор: 

Теги: 

Регион: 



Мнения

ОЙ, страшны вещи вы пишете

ОЙ, страшны вещи вы пишете товарищи. СБ УГМК вывод средств....Не может быть! они там все кристально честные, и бедные, наверное. Но это потому что честные.

Добавить мнение

Комментатор

  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Разрешённые HTML-теги: p, br,em,strong,cite,code,blockquote,ul,ol,li,dl,dt,dd
  • Разрешённые HTML-теги: <blockquote> <br> <cite> <code> <dd> <dl> <dt> <em> <li> <ol> <p> <strong> <ul>

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

PHP_code

CAPTCHA
Вы точно не робот?