У «Росгеологии» забирают разведку в Тюменской области

Версия для печати

Федеральные министерства анонсировали новый подход к поиску перспективных месторождений

Министерство экономического развития РФ объявило о разработке концепции юниорных компаний в сфере геологоразведки. По замыслу федерального ведомства, данный шаг способен спасти отрасль, вливания в которую на территории ХМАО-Югры и ЯНАО стремительно сокращаются. Финансирование малых и средних предприятий предполагается отдать Фонду развития юниорных геологоразведочных компаний. Однако отсутствие механизма поддержки предприятий нового типа, а также отраслевого опыта грозит, по оценкам экспертов, окончательно минимизировать разведочные исследования в северных регионах УрФО. Среди проблем, сопровождающих проект, специалисты также называют отказ банков от кредитов с высокой степенью риска, сложности с получением лицензий и разногласия в отношении к концепции между Минэкономразвития и Минприроды. Кроме того, фатальной для региональных юниоров может оказаться нехватка квалифицированных кадров.

Геологоразведку регионов УрФО намерены поддержать за счет внедрения концепции, предложенной Минэкономразвития и Минприроды РФ. Базовым элементом проекта станут юниорные компании. По замыслу разработчиков программы, геологи смогут привлекать инвестиции и развивать технологии. К поиску новых форм отраслевого прогресса министерства подтолкнуло стремительное снижение вложений. В предыдущем году бюджетные ассигнования на геологоразведочные мероприятия сократились на 19% до 31,8 млрд рублей. Частные компании также значительно снизили расходы – до 230,8 млрд рублей. Падение продолжилось в текущем году, что констатировал глава Минприроды Сергей Донской.

Министр природы РФ Сергей Донской

Президент РФ Владимир Путин, еще занимая пост премьер-министра, акцентировал внимание на привлечении в сектор геологоразведки малых предприятий. «Если убрать все препятствия и позволить активно развиваться малому бизнесу в геологоразведке, мы заполним пустующую нишу в этой сфере экономики», – отметил глава кабмина в 2010 году. Однако до 2016 года об институте юниорных компаний профильные министерства предметно не задумывались.

Между тем для Югры и Ямала как стратегически важных регионов для нефтегазодобывающей отрасли, по оценкам специалистов, такая форма могла бы оказаться «вполне жизнеспособной при условии реального создания нормативно-правовой базы». Малые предприятия, получив права на исследование перспективных территорий, в дальнейшем ведут разведку на начальной стадии, которая общепринято считается наиболее рискованной. В случае обнаружения запасов углеводородов либо других полезных ископаемых права на добычу в дальнейшем реализуются крупным корпорациям. Среди особенностей юниоров необходимо отметить присутствие в руководстве профессиональных геологов, возможность выпуска и размещения на рынке собственных ценных бумаг, а также использование своих средств для начальной подготовки лицензионного участка. При этом основными активами таких компаний выступают именно разведплощадки, а не недвижимое имущество. Ввиду сложностей получения банковского кредита для проведения работ без залога имущества перспективы развития рынка геологоразведки отраслевикам представляются сомнительными. Кроме того, в РФ на данный момент отсутствует серьезный практический опыт малого предпринимательства в указанной сфере, а квалифицированные кадры сосредоточены главным образом в крупных корпорациях.

В настоящий момент доминирующее положение на рынке занимает государственный холдинг «Росгеология», в состав которого входит около 40 предприятий в различных регионах страны. Структура продолжает расширять свои активы. С 2010 года акционерное общество периодически подвергалось критике Минэкономразвития. В ведомстве озвучивались соображения о нарушении холдингом принципов конкурирования в геологоразведочной сфере. Юниорные компании, таким образом, по замыслу инициаторов проекта, смогут снизить влияние «Росгеологии» в разведке, в том числе на территории ХМАО и ЯНАО.

«Следует понимать, что первые юниорные компании появились еще в начале прошлого века. Весь мир их поддерживает со времен «золотых лихорадок». То есть, упрощенно, человек пришел, сделал заявку и работает на свой страх и риск. Но именно риски при геологоразведочных работах должны компенсироваться. У нас на сегодняшний день механизма возврата средств либо софинансирования этих предприятий просто нет. Существует опыт в Казахстане, Китае, Вьетнаме, не говоря уже о Канаде и США. Юниоры выполняют работу, а потом продают информацию и даже запасы. Но для этого нужна серьезная нормативно-правовая база и экономическое обоснование. Продекларировать можно все, что угодно. Иначе возникает вопрос – зачем тогда создавали «Росгеологию»? Ей отдали все деньги на ГРР, и она активно работает на шельфе, на малоизученных территориях нашего севера. И посмотрим на позицию юниорной компании: предприниматель заплатил 10 тысяч, подготовил пакет документов и пришел, скажем, в условный ВТБ или «Россельхозбанк», чтобы попросить денег на разведку, и, конечно, получил отказ. Значит, необходим нормативно-правовой механизм поддержки», – убежден главный научный консультант АУ «НАЦ РН им. В.И. Шпильмана» Станислав Кузьменков.

Заслуженный геолог Российской Федерации, тем не менее, полагает, что юниорные компании в будущем найдут свою нишу на рынке геологоразведки. Заинтересованность в сотрудничестве вполне способны проявить крупные корпорации, стремящиеся избавиться от «грязной работы». Помимо проблемы кредитования, предельно актуальным становится вопрос снижения административных барьеров при получении лицензий для проведения работ на перспективных территориях.

«Нужно учитывать, что геологоразведка – исключительно тяжелый и рискованный труд, но как бы мы ни крутились, в итоге к этому придем. Юниоры нужны крупным нефтедобывающим и горнорудным компаниям, не имеющим возможности заниматься поисково-разведочными работами. Они могут поучаствовать в их создании. Например, Владимиру Богданову (генеральный директор и совладелец ОАО «Сургутнефтегаз». – Прим. ред.) такое предприятие может предложить за финподдержку вновь открытое месторождение, разделив риски пополам. В этом кроется нюанс – юниору нужно взять кредит, а тот же «Россельхозбанк» их не выдает даже фермерам под залог будущего урожая. Серьезные аналитики способны найти участки для работ с гарантией залежей на 70-80%, но могут встречаться и аферисты. Кроме того, крайне важен механизм предоставления участков. Сейчас он очень сложен – конкурсы и аукционы, в то время как юниорная тема предполагает быстрое получение территорий для поиска. Это важнейшее звено в данной сфере. Необходимо уйти от современной системы лицензирования нераспределенных площадей, поскольку компании тратят огромные суммы на получение участков с ресурсами», – обозначил «Правде УрФО» свою позицию отраслевой специалист.

На перспективы внедрения в УрФО института юниорных компаний влияет и разный взгляд федеральных министерств на участие государства в их капитале. Минприроды на сегодняшний день выступает категорически против использования госсредств, в то время как оппонирующее Минэкономразвития предполагает ограничить долю бюджетных вложений 25%. Не исключено, что юниоров поддержат с помощью механизма выхода на биржу для привлечения рискового капитала. Аналитики, впрочем, полагают, что без госучастия отрасль в обозримом будущем не обойдется. Государству в данном случае отводится роль катализатора процессов развития.

«Банки вряд ли готовы вкладывать средства в рискованный сектор. У них есть свои мотивы и требования к рисковым активам. Здесь возможны гарантии со стороны государства, либо же юниорные компании могут использовать привлечение долевого капитала. Они могут выходить на IPO, привлекать средства инвесторов и на эти деньги осуществлять свою деятельность. Но у нас, к сожалению, фондовый рынок в части долевого капитала не играет той роли, которую должен играть в нормальной экономике. Примеры выхода на IPO достаточно редки. Остается неясным, какой класс национальных инвесторов будет серьезно вкладываться в этот сектор. С моей точки зрения, более вероятен механизм облигационных выпусков, привлечения через фондовый рынок средств с помощью долговых инструментов. Все зависит от условий и гарантий. Сама по себе идея хорошая, об этом явно скажут отраслевики. Но для запуска проекта важную роль возьмет на себя государство. Оно, конечно, может не давать деньги напрямую, но обеспечить начальный импульс через банковские гарантии или через гарантии обязательств по привлечению средств инструментами фондового рынка. В том, что государство будет играть ключевую роль, я не сомневаюсь», – считает начальник аналитического управления ОАО «УК Арсагера» Артем Абалов.

Таким образом, до полного перехода в сектор частного капитала геологоразведке ХМАО и ЯНАО предстоит длительный путь. По мнению аналитиков, государственным структурам «в обозримом будущем не удастся вывести средний и малый бизнес на главенствующие роли в отрасли и тем самым выполнить установки Владимира Путина».

«Правда УрФО» продолжит следить за развитием событий.

Автор: 

Теги: 

Регион: 



Добавить мнение

Комментатор

  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Разрешённые HTML-теги: p, br,em,strong,cite,code,blockquote,ul,ol,li,dl,dt,dd
  • Разрешённые HTML-теги: <blockquote> <br> <cite> <code> <dd> <dl> <dt> <em> <li> <ol> <p> <strong> <ul>

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

PHP_code

CAPTCHA
Вы точно не робот?